Генрих VIII (2 часть)

    В 1518 г. Генрих написал нескольким капитанам с предложениемБольшой «бацинет» Генриха VIII, около 1510-1520 гг. Предназначенный для пешего боя через барьер на турнире, шлем прикручивался болтами к кирасе и снабжался «слепым» (вероятно, более поздним) забралом - воин в нем смотрел через вентиляционные отверстия. назначить ряд бывалых командиров в роты, которые он намеревался не распускать, но оплачивать из собственной казны, резервируя за собой также решение в отношении того, сколько лю­дей оставить. В сохранившемся черновике оговариваются детали, в частности сказано о предложении обеспечивать личный состав «алеманскими» доспехами (импортировавши­мися из Германии, отсюда и название), куртками из зеленого с белым в цвет королевской ливреи, эмблемами короля и сеньора, к числу военных слуг которого они относятся. Их предполагалось собирать раз или два в год, но выдавать коней и плату только в случае призыва. По уставам клиентам грозили меры в случае набора капитаном числа людей больше условленного - предосторожность с целью недопущения излишнего расширения военной силы отдельных подданных короны. В 1551 г. Тайный совет назначил ряд капитанов из своего числа для формирования кавалерийских контингентов из собственных клиентов, для каковых целей капитан получал под отчет щедрый кредит. Поговаривали, что то была идея герцога Нортумберлендского, искавшего способа окружить себя боль­шим количеством людей и таким образом умножить собственное могущество, однако в любом случае менее чем через два года от затеи отказались. Повышенная нервозность в Тайном совете блокировала и частные инициативы. В правление Эдуарда ряд дво­рян, в том числе сэр Томас Уайатт, вышли с предложением о создании «Королевского ополчения, или солдатского приказа». В замыслах их содержались призывы к отказу от призыва молодых отцов или господ с годовым доходом выше 20 шиллингов, а также и тех, кто не желал служить королю. Капитана предполагалось выбирать ежегодно из списка вероятных кандидатов. Как бы там ни было, начинание это ждала судьба ничуть не лучшая, чем предыдущее.
   Для экспедиции 1513 г. власти почти дословно повторили закон об оплате, издан­ный Генрихом VII перед предполагаемым вторжением во Францию в 1492 г. Капитанов обязывали обеспечить получение жалованья их подчиненными в течение шести дней с момента поступления денег от военного казначея. Им также надлежало убедиться в наличии всего оговоренного в соглашениях с королем количества солдат, каковым предстояло прибыть в соответствующей военной форме. Любого, кто осмеливался не выполнить распоряжений короны, ждали тюрьма и лишение движимого имущества.
   В 1539 г. сэр Ричард Морисон в предисловии к сделанному им переводу работы Фронтина The Strategemes, Sleyghtes, and Policies of Wane (Военные хитрости, уловки и приемы), одной из первых книг о военном деле в Англии, пожурил благородных английских капитанов, которые часто говорили, что-де не нуждаются в наставлениях и трактатах, ибо и сами знают, как задать перца неприятелю.
   Уполномоченные по рекрутскому набору в графствах занимались созывом опол­чений, из которых складывалась вторая часть войска. Получив указания в отношении количества и качества требуемых короне воинов, они приступали к выполнению заданий по сбору количества людей куда большего, чем давали военные слуги. Положение из-менилось только во второй половине века. Когда не оставалось времени на учреждение комиссий, набор войска поручали шерифам, которые оказывались в данном деле еще менее расторопными, чем уполномоченные.
   К XVI веку дружины и ополчение, получавшие жалованье соответственно от сеньо­ров или капитанов, начали перемешиваться, когда дело доходило до битвы. Дружины делились и перетасовывались так, как считал нужным главнокомандующий, чтобы со­бирать воедино лучников или, скажем, алебардистов и копейщиков. Не вполне ясно, за чьим флагом полагалось следовать воинам, переброшенным на другой участок в рас­положении армии.
   Для действий на континенте также привлекались наемники, обычно немцы («алема­ны») и бургундцы. С такими солдатами часто возникали проблемы и сложности, причем германцы славились особой нелюбовью подчиняться приказам.
   Генрих VIII провел несколько военных реформ, включая организацию морских су­доремонтных арсеналов в Дептфорде и в Вулидже, строительство прибрежных фортов для обороны юга и востока Англии, приведение в современное состояние оружейных в Тауэре, усовершенствование артиллерийского парка и шаги по преодолению такого бедствия, как нехватка крупных лошадей, поскольку лишь «Королевские копья» и ноби­литет позволяли себе одоспешенных коней, тогда как многие представители мелкого дворянства служили во вспомогательной коннице или же в пехоте.