Генрих VIII (1 часть)

   На протяжении большей части XVI столетия в Англии не существовало регулярного войска. Несмотря на явные преимущества постоянной армии, монархи, если дело доходило до вооруженных конфликтов, про­должали полагаться как на военную силу на нобилитет с его личными дружинами. Так насколько же более эффективными и опасными могли стать аристо­краты, если бы они командовали куда лучше подготовленными регулярными войсками? К тому же постоянные армии обходились дороже, и их приходилось кормить даже во время пассивного зимнего периода. В общем и целом, отсутствие войск, всегда готовых к немедленным действиям, не являло собой такой уж большой проблемы, а вторжения представлялось возможным планировать задолго вперед, имея достаточно времени для сбора нужного количества полков.
Латы Генриха VIII для пешего боя, предназначенные для турнира на так называемом «Поле золотой парчи» в 1520 г. Данный комплект есть несомненное свидетельство мастерства бронников в Гринвиче - ни единого неприкрытого участка. Доспехи позволяют нам оценить рост короля, поскольку высота лат 1,87 м. Если сделать скидку на простеганную подкладку, то получим собственно рост Генриха-1,82-1,84 м. За несколько дней до боя французы попросили об изменении правил поединка, в результате чего нужда в данных доспехах отпала, и они так и остались незаконченными и черными после ковки. В руках - нечто вроде алебарды.    Немногие части, которые можно причислять к регулярным войскам, отличались лишь малой численностью. Два отряда составляли королевскую гвардию: «Королевские копья», несшие службу между 1510 и 1515 гг., включали в свой состав представителей нобилитета или дворянства, выступавших как королевская стража. Их насчитывалось всего 50 чел., правда, каждый пользовался поддержкой в лице легкоконного воина, лучника и верхового помощника. В 1539 г. возникло небольшое формирование под на­званием «Джентльмены пенсионеры» (сохранившееся как Корпус джентльменов при ору­жии). Ниже по значению стояла Йоменская гвардия, созданная Генрихом VII. Крепости и замки занимали гарнизоны, но хотя некоторые из них достигали большой численности, как в важной точке, в Берике, в остальных стояло по горсточке солдат. Насчитывавшие в совокупности 2000-3000 чел., такие войска были рассеяны по всей стране и едва ли могли оказаться всерьез полезными при подавлении беспорядков или же составить костяк армии для зарубежных походов.
   На заре XVI столетия магнаты по-прежнему являлись на зов государя с воен­ными слугами, или клиентами, как делали они это в XV веке, заключая контракты, договоры, или «индентуры», на определенный оговоренный период. По всей видимости, уже Генрих VIII отказался от системы договоров, но дворяне и аристократический нобилитет по-прежнему приходили к государю с дру­жинами для иностранных экспедиций. Дружины рознились численно от одной или двух сотен до более 800 чел. Количество людей в них зависело от размеров земельной собственности патрона, так, в 1512 г. сэр Генри Уиллоби подрядился поставить королю 830 чел. для экспедиции в Гиень. Обычно дружина состояла из «жандармов», лучников, солдат с ручным огнестрельным оружием, или аркебузиров, алебардистов, копейщиков и других воинов с древковым оружием. Арендаторы могли, вероятно, послать вместо себя замену, однако землевладельцы, если только не особо недужные или слишком юные, обязывались служить как капитаны, даже если и занимали уже какую-то должность в правительстве. Арендаторы с королев­ских поместий или с усадьб религиозных деятелей прикреплялись к управляю­щему, часто представителю аристократии.
   Ко времени вторжения во Францию в 1513 г. некоторые дружины раз­делялись на роты численностью примерно в 100 чел., возглавляемые капи­таном. В данном случае мы определенно видим попытку упорядочить армей­скую организацию хотя бы во время марша, правда, отряды менее 100 чел. - как дружина Томаса Люси из 66 воинов - не сливались с другими для доведения количественного уровня до стандартной нормы. В 1522 г. в армии вторжения гораздо больше формирований состояло из рот по 100 чел. под командова­нием капитана (с оплатой по 4 шиллинга в день) и «подкапитана». К середине столетия стало уже общепринятым, чтобы вышеназванные офицеры имели при себе знаменосца, сержанта и четырех «вентенаров» (капралов), из которых каждый отвечал за 25 чел. (рядовых). Томас Одли в его книге A.B.C. for the Wars, или «Азбука войны» (написанной для мальчика Эдуарда VI, но основанной на опыте, со­бранном во время правления Генриха VIII), замечает, что 200 чел. более подходят для капитана, поскольку в таком случае он получал бы 8 шиллингов и с меньшей готовностью зажимал бы жалование кого-то из своих людей для наполнения собственного кармана. Капитаны при их 4 шиллингах не могли позволить себе роскошь предоставить больным повозки. К тому же Одли предла­гал использовать одного лейтенанта, знаменосца и сержанта, упразднив «вентенаров», чтобы отдать их жалованье какому-то дворянину или хорошо зарекомен­довавшему себя солдату по решению капитана. Такое явление, получившее название «плата на мертвых», и в самом деле возникло позднее в рассматриваемом столетии, но за счет сокращения роты до 90 чел. при сохранении выплаты жалованья для 100. Одли сетовал, что офицеров часто назначали по протекции из любимчиков влиятельных лю­дей, а не руководствуясь военными талантами и опытом.