Взаимоотношения патронов и клиентов (2 часть)

   Слуга, или клиент-рыцарь, порой обязывался приводить к патрону нескольких слуг, которые нередко сами имели какое-то количество клиентов. В датируемой 20 сентября 1468 г. «индентуре» между Энтони, лордом Скэйлсом, и сквайром Джоном Норбери речь шла об одном «жандарме» и 118 лучниках сроком на 91 день. Подобные согла­шения, или «индентуры», позволяли крупному сеньору снабжать короля необходимым количеством воинов, оставляя немалое количество их для себя. Могущественный нобиль располагал возможностями собирать под знаменами тысячи людей. В 1484 г. герцогу Норфолку оказалось по силам созвать 1000 военных слуг и тому подобных рекрутов с одних лишь своих имений в Восточной Англии.
   Лучники обычно представляли наибольший процент военной силы, которую военный клиент мог рассчитывать получить в собственных имениях. Алебардисты или же воины с другим древковым оружием, как правило, дополняли эту первую по распространенности категорию воинов. «Жандармы», сражавшиеся верхом или пешими, являлись преимуще­ственно членами семьи или «дворовыми людьми» военного слуги-клиента и составляли лишь малое число солдат по сравнению с лучниками. В отличие от более ранних периодов столетия, пропорция лучников к «жандармам» изменилась очень заметно и могла составлять вплоть до 8:1. Во время экспедиции Эдуарда IV во Францию рыцарь получал два шиллинга в день, а «сквайр» - один шиллинг. Лучники, естественно, меньше.
   В период войн Алой и Белой розы отмечалось возрождение «комиссий по про­ведению военного набора» - т.е. органов, ответственных за сбор ополчений городов и графств (особенно сторонниками династии Ланкастеров). Таких людей полагалось «держать в хорошем состоянии для обороны», как следует из декларации 1463 г., кото­рая требовала приведения в боеготовность мужчин от 16 до 60 лет в 16 графствах в течение суток после получения приказа для призыва на службу Эдуарду IV. Раздача рас­поряжений и приведение в силу указов короны обычно находились в ведении шерифов соответствующих административных образований. Нобили также могли созывать опол­чения. В 1471 г. эрл Уорика угрожал за неявку в ополчение смертью любому, причем при выдвижении подобного рода требований все меньше и меньше разбирались в том, кто подлежал, а кто не подлежал призыву. Крупные отряды призывников, как следует из списков 1468 г., делились на «роты» по 1000 чел., дробившиеся далее на группы по 20 и 100 чел. Как бы там ни было, по причине переменчивости обстановки, постоянных переходов войск с одной стороны на другую, взаимных обид, злобы и недоверия, неизбежных во время гражданских войн, войска порой отправлялись воевать не за того, кто их призывал, а за его противника. Случалось, оба оппонента отдавали приказы встать под собственные знамена одним и тем же отрядам ополчения.
   В описи ратного имущества сэра Джона Фастолфа, произведенной в 1448 г., упо­минаются шелковые «сюрко» с гербовой вышивкой владельца. В другом таком документе от 1461 г. говорится, что его замок Кэйстер имел артиллерийскую батарею из четырех заряжавшихся с казны орудий с восемью каморами, две пушки стреляли 7-дюймовыми (178 мм) каменными ядрами, еще две - 5-дюймовыми (127 мм). Серпантина с тремя каморами могла вести огонь 10-дюймовыми (254 мм) камнями, а другая - 7-дюймовыми (178 мм). Три «пищали» стреляли 12-дюймовыми (305 мм) камнями, тогда как имелись еще две короткие корабельные пушки с шестью каморами (Фастолф располагал не­сколькими торговыми судами). Две малые серпантины и четыре пушки, остававшиеся в оружейной, предназначались для ведения огня свинцовыми пулями. Наличествовало еще семь единиц ручного огнестрельного оружия и припас для пушек. Вместе с перечислен­ным огневым арсеналом имелись 24 щита из вяза, два - из пластин китового уса, плюс к тому восемь комплектов устаревших «белых» лат, десять пар поношенных доспехов для зашиты торса, 14 также поношенных «жакетов», усиленных роговыми вставками, десять «бацинетов», 24 «салада», шесть латных воротников, 16 свинцовых молотов, девять че­канов. В числе остального прочие элементы доспехов и оружия, оцинкованные каски, не имеющая большой ценности проволока, четыре больших арбалета из стали, два - из китового уса, два - из тиса, два «гобержона» и бочка для их хранения.
«Салад» - закрытый шлем примерно 1485 г. из Плакли-Чарч (Кент), находящийся в настоящее время в Королевских оружейных палатах.
Шлем такой редкой конфигурации встречается еще дважды в английских источниках и в «Бошан Педжент», при этом все время связан с англичанами. Такие шлемы могли изготавливаться в Англии, но также в Италии или во Фландрии с целью сбыта на английском рынке. Изделие снабжено подбо­родником, или «бувигером», с шарнирным креплением. Изначально наличество­вал еще и приклепанный усиливающий набородник, покрывавший нижнюю часть утраченного забрала. В церемониальных целях по погребении владельца в верхушке купола проде­лали отверстие для вставки плюмажа.