Взаимоотношения патронов и клиентов (1 часть)

   Крупные сеньоры использовали рыцарей и «жандармов» в персональных дружинах, при­чем воинов порой оказывалось так много, что они образовывали буквально целые личные армии. При сложившейся системе «взаимоотношений патронов и клиентов», то есть се­ньоров и их военных слуг, последние носили нечто вроде ливреи или военной формы с элементами герба господина и содержались за его счет. Подобная практика давала бла­городным господам высокого ранга возможность располагать значительными военными силами, создавая угрозу стабильности в государстве. Разногласия и взаимная неприязнь между лордами иногда выливались в кровопролитные вооруженные конфликты, так что властям приходилось вмешиваться для обуздания вырвавшихся из-под контроля стра­стей. Конечно же, при такой обстановке требовался сильный король, тогда как слабый и нерешительный монарх мог вполне очутиться перед лицом открытого мятежа.
   Королю принадлежала прерогатива наделять титулами и правами на земельное владение представителей нобилитета, а им - давать пожалования наследникам и слугам. Как бы там ни было, благородные господа из высшей аристократии, да и мелкого дворянства получали в руки средства - людей и деньги, - что позволяло им прибегать к насилию в тех случаях, когда они не видели иного способа разрешить несогласия и споры в собственных интересах. Причиной часто служили претензии на одни и те же территории, на право владения тем или иным имуществом, но нередко побудительным мотивом выступала обычная зависть:

...«сквайр» не чувствует себя довольным, если не живет как рыцарь, рыцарь хочет быть бароном, барон - эрлом, а эрл - королем.

 

   Если верхний слой общества - корона и ее институты - не контролировал ситуацию, взаимные претензии грозили перерастанием в кровавые беспорядки. Всегда существо­вавшая и никогда не поддававшаяся окончательному решению, данного рода проблема сделалась особенно актуальной во время войн Алой и Белой розы, когда те или другие семейства вступали в конфликт на стороне участников противостояния ради сведения собственных счетов с врагами и ненавистниками.
   Слуг, или клиентов, представлялось возможным призвать к оружию в любой мо­мент, и они могли служить телохранителями сеньора, сопровождать его и следовать за ним в ходе поездок в его поместья, ко двору, на турниры или на войну. Они же являлись «сквайрами»-оруженосцами, стражами-йоменами или грумами и носили ливрею сеньора. The Black Book of Edward IV («Черная книга Эдуарда IV») позволяет составить представление о том, каким же бывало макси­мальное количество такого рода военных слуг у разных представителей нобилитета:
король: 600      виконт: 80
герцог: 240        барон: 40
маркиз: 200      рыцарь: 16
эрл: 140
   В период войн Алой и Белой розы, продолжавшихся около 35 лет, максимальное количество солдат, одно­временно находившихся в строю во время, как правило коротких кампаний, достигало 50 000 чел.
   Как бы там ни было, содержать войско идеальной численности представлялось делом трудным, особенно для «странствующей» аристократии, когда, скажем, военному слуге, или клиенту, приходилось приезжать в дом или замок сеньора, или патрона, во главе собственной дружины.
   Некоторые жили фактически так далеко, что их даже стали именовать «заштатными клиентами». Как обстояло дело ранее в соответствии с древней феодальной традицией, когда один вассал имел двух и более сеньоров, военные слуги бывали нередко связаны договорами с несколькими хозяевами, что давало им больше денег, увеличение шансов на получение милостей и более надежную защиту. Таких людей называли «уэлл-уиллерами», т.е. желающими добра. Сложности, порождаемые распространением практики клиентства у более чем одного патрона, или сеньора, заставляли военного слугу вставлять в договор пункты, оправдывавшие его в случае, если на поле битвы он оказывался в стане врагов одного из патронов.
   В отличие от таких клиентов существовали особо приближенные к сеньору люди, связанные с ним не договором, но старинными узами верности. Подобная традиция подразумевала наличие куда большего количества военных слуг, чем то, выводы о ко­тором позволяют сделать записи. Связи клиентов с патронами бывали очень прочными, походившими характером на узы, соединявшие аристократов с королем, как в случае Уильяма, лорда Гастингса, и Эдуарда IV. Когда действовать приходилось быстро и не­замедлительно, призвать под знамена сразу удавалось главным образом «дворовых» во­енных слуг, или «кормленников». Такие воины представлялись удобными, когда речь шла об охране и сопровождении патрона в поездках по его владениям, к другим сеньорам или ко двору короля. Однако в военное время требовалось одновременно оставлять немалое количество верных слуг для надзора за имениями сеньора, за сбором урожая в них и ради хозяйского догляда за тому подобными процессами.
«Салад» из Ковентри примерно 1460 г.
Представляет собой один из немногих элементов уцелевших лат английского производства того времени Высокий купол заметно отличен по форме от версий, произведенных в Италии и особенно в Германии.