Вызов на "смертный бой"

   Вызовы на «смертный бой», или combat a outrance, не являлись чем-то незнако­мым XV столетию, хотя обычно в таких поединках сходились рыцари из разных стран. Подобного рода состязания не отличались картинностью только что описанных выше показательных поединков и предполагали применение разнообразного острого оружия в противоположность затупленным копьям и мечам из военизированных феерий, или «па». Жесткие, или боевые, сшибки отличались техническим разнообразием, поскольку рыцари бились не только верхом, но и пешими, как на настоящей войне.
Сэр Ричард Бошан разит копьем сэра Коларда Файнса в боевом поединке с острыми копьями. Крупное защитное усиление хорошо просматривается на левом плече сэра Коларда.
   Если уж турниры с такими щадящими условиями бывали сопряжены с риском для жизни, сражения в условиях, близких к боевым, таили в себе куда больше опасностей. Но, несмотря на более жесткие условия, они не теряли совсем куртуазной составляющей, и стороны посылали друг другу вызовы в форме официальных приглашений, как полагает­ся. Принимавшие участие в такого рода битвах рыцари относились к людям, предпочитавшим выходить на состязание с заточенным оружием. Вероятно, многие из них поступали так в поисках славы и признания, или же они принадлежали к рыцарям группировавшимся в некое подобие братства, естествен­ным для членов которого было демонстрировать соб­ственное искусство владения настоящим оружием. Бросавший вызов обычно имел какую-то эмблему, нечто особенное, обращавшее на себя внимание, вроде подвязки. Она вполне могла послужить при­зом для победителя.
   В 1400 г. сэр Джон Прендергаст принял вы­зов от арагонского «сквайра», Мишеля д'Ориса, но, несмотря на обмен письмами с присланными героль­дами приглашениями, бой так и не состоялся. 29 ав­густа 1438 г. в Париже Джон Эсли бился в поединке с Пирсом де Масси в присутствии короля Карла VII. В данном случае Эсли попал копьем в голову сопер­нику и убил его. В январе 1442 г. Эсли вызвал на риста­лище арагонский рыцарь Филипп Бойль, и встреча происходила в Смитфилде. Бойль получил легкую рану, Эсли воспользовался этим и вот-вот уже готовился вонзить кинжал в лицо Бойлю, когда наблюдавший за боем король Генрих VI остановил поединок. Там же и немедленно король посвятил Эсли в рыцари, пожаловав ему к тому же 100 марок в год пожизненно.
   Как мы уже говорили, в 1465 г. Энтони Вудвиль, лорд Скэйлс, вызвал Антуана, Бастарда Бургундии. Поскольку крупные события такого рода случались в Англии сравнительно редко, данный эпи­зод привлек внимание ряда авторов. Вудвиль, по всей вероятности старался подражать бургундскому стилю жизни.
   История сообщает нам, как дамы из дома Эдуарда окружи­ли Вудвиля и повязали на бедро ему золотую ленту с «памятным цветком» и прочими предметами для поединка. Два года спустя противная сторона приняла вызов. Несмотря на детальные правила, включавшие в се­бя пункт с запретом на применение конских доспехов с острыми выступами, лошадь Бастарда пала при столкновении между противниками. Возникли подозрения, которые Скэйлсу удалось отвести, хотя в теле мертвого животного нашли обломок его меча. Состоявшийся затем пеший бой король остановил после того, как несколько ударов топора дали перевес Скэйлсу. Однако встречи на ристалище на этом не закончились, поскольку состоялись еще поединки между английскими и бургундскими рыцарями.
   Для высокопоставленного рыцаря появление на сиене любого большого спектакля требовало демонстрации его собственного богатства, причем не только в плане доспе­хов и оружия, но также убранства коня, костюмов помощников и свитских, а по време­нам даже в части проявления широких жестов и щедрых пожалований.