В битвах

   Рыцарь XV века часто сражался пешим. Конечно же, он по-прежнему обу­чался биться верхом, орудуя копьем, но обычно представлялось более целесообразным спешивать большую часть «жандармов», оставляя лишь небольшой конный резерв. Поступали так отчасти из-за все возраставшей угрозы со стороны метательного оружия. Во Франции на протяже­нии XV столетия англичане продолжали использовать тактику, разработанную и усовершенствованную в течение предыдущего века. Если одоспешенные воины дисло­цировались рядом с отрядами лучников и все вместе они ждали наступления противника, последний достигал их позиций уже довольно утомленным и потрепанным. На всем пути к английским порядкам неприятеля терзали стрелы лучников, тогда как воины его в силу естественного свойства человека искать защиту вынужденно жались к товарищам, ища способа уклониться от опасности. Такое скучиванье в рядах врагов лишь еще больше работало в пользу англичан, и те без устали поливали стрелами французов, на передние ряды которых напирали задние - в точности так происходило при Азенкуре. Отряды конных «жандармов», попытавшихся в самом начале битвы обойти лучников с фланга, не смогли достигнуть цели из-за зарослей, прикрывавших оба крыла английского войска. Вражеские всадники на собственном горьком примере узнали почем фунт лиха при встрече кавалерии с лучниками.
   Когда лучники занимали сильные позиции, в идеале защищенные кольями, изгоро­дями или рвами, кавалерийские атаки отличались особой опасностью для нападавших. Даже во времена, когда кони шли в бой в доспехах, в них всегда оставались какие-то прорехи, позволявшие стреле найти незащищенное тело, при этом наконечники впива­лись в него глубоко. Широкие охотничьи острия рвали плоть, делая лошадей неуправляемыми, даже если те не были ранены смертельно. Конный рыцарь становился в этом случае совершенно небоеспособным, поскольку все силы его уходили на борьбу с лоша­дью и попытки удержаться в седле, зачастую он падал на землю вместе со сраженным стрелами животным. От атаки нескольких сотен всадников с флангов французских по­рядков вышло мало проку, хотя некоторые из рыцарей все же достигли кольев перед позициями стрелков, несмотря на тысячи стрел, выпущенных, как есть все основания предполагать, в наступающих. Как раз пешие «жандармы» и достигли наибольших успе­хов в том сражении, именно они, согласно хронисту, потеснили английский строй «на длину копья» прежде, чем продвижение застопорилось:

Но когда французский нобилитет, который поначалу сближался с врагом полным фрон­том, вот-вот уже вступал в битву, либо из страха перед стрелами, кои по нетерпению их (наступающих) пробивали стороны их «бувигеров» и «баиинетов», либо из-за стремления быстрее прорвать наши ряды до самых знамен, они (французы) разделились на три отря­да, атакуя наши порядки в трех местах там, где были знамена. Ощетинившись копьями, они ударили на наших со столь великой яростью и воодушевлением, что принудили их отступить почти на длину копья.

 
Битва при Азенкуре в изображении живописцев конца XV столетия. Обратите внимание на то, что кони защищены лишь «шафронами» и - в одном случае - «кринетом». Мечи сужаются к оконечности, образуя мощное острие.