Организация военной жизни рыцаря в XV веке

   К XV столетию феодальная система сбора войск решительно отступила перед развитием нового способа формирования военных отрядов. Вместо наделения вассалов фьефами (земельными наделами) в обмен на поставку в войско определенного количества вооруженных людей сеньоры стали просто нанимать воинов. Такая форма взаимоотношений получила наи­менование «бастардного феодализма». Тот или иной командир, или «капитан», изъявлял готовность привести в армию короля оговоренное количество солдат, на предмет чего заключался договор в двух экземплярах, который стороны делили на две части - из них одна отправлялась в государственную казну, а вторая оставалась у «подрядчика». Разрез делался намеренно по волнистой линии или даже зигзагом, чтобы в случае возникнове­ния разногласий при разрешении их можно было опираться на факт полного совпадения двух половинок. Неровная линия разрыва собственно и дала имя подобного рода до­кументу - «индентура», т.е. букв. что-то зазубренное.
Гризайль примерно 1460 г. работы Гийома Вреланда запечатлел бронника за холодной обработкой латной пластины молотком и его товарища или помощника за чисткой нагрудника.
   Во времена постоянных английских экспедиций во Францию государственная казна обычно выплачивала половину оговоренной суммы сначала, выдавая остальное при по­грузке на суда, после переклички, которая показывала наличие в строю оговоренного числа воинов. В договоры вносились подробности, касавшиеся количества и характера живой силы (обычно речь шла о «жандармах», обозначавшихся как «копья», или «пики», а также о лучниках). В статьях указывались места сборных пунктов и время явки на них, значились размеры оплаты, оговаривались дисциплинарные требования, правила дележа добычи (обычно треть) и продолжительность службы. Длительность ее составляла от не­скольких месяцев до двух лет, хотя самым распространенным являлся срок в полгода. Обычно пользовались готовыми клише, или шаблонами, но они расширялись за счет добавок и поправок с учетом условий похода. Бывало, король заключал «индентуру» с всего одним нобилем, в задачи которого входило составлять договоры с прочими «капи­танами» с целью набора нужного количества воинов.
   Не все солдаты лично знали командиров, воевать за которых они приходили. Сходным способом «капитан» нанимал воинов за оговоренную плату на определенный период. Договор субподрядчика скреплялся восковой печатью сеньора вместо печа­ти короля. Вторая половина оставалась у нанимаемого, или «ангажированного» лица. В марте 1402 г. Джон Норбери придал силу контракту, в соответствии с которым обя­зался оплачивать услуги Бонифация де Прована и дружины в 60 «копий» и 60 арбалет­чиков сроком на один год.
   «Индентуры» не всегда представляли собой обязательства исключительно военного характера, иногда они упорядочивали вполне мирные, то есть бытовые отношения меж­ду сеньором и его вассалом. Нередко «индентуры» заключались нобилями пожизненно.
   Управление «индентурными ротами» в период Столетней войны регулировалось с помощью военных указов. Издавались распоряжения, призванные обеспечить контроль над такого рода военными отрядами, в том числе и не допускать произвольной циркуля­ции людей - их прихода в войско и ухода из него без особой надобности - и закулисных игр капитанов, которые могли сманивать солдат из других рот для восполнения числен­ности своих частей.
   Экспедиционные армии в правление Генриха VI редко превосходили 2000 чел., за исключением интенсивных кампаний или случаев возникновения угрозы англий­скому присутствию на континенте. Заключенные договоры не всегда обе­спечивали строго пропорциональное соотношение войск, и порой при­менялось большее количество лучников и меньшее - «жандармов», по­скольку лучников, как есть основания предполагать, было проще набирать, чем конных «жандармов». К тому же обходились они дешевле - 6 пенсов в день в первом случае против 12 - во втором. Не исключено, что длительные периоды предпо­лагаемой службы за морем не особенно сильно привле­кали английских рыцарей, по крайней мере, не так, как профессиональных солдат.
   К XV веку лишь от пяти до десяти процентов «жан­дармов» в английских армиях являлись рыцарями, осталь­ных представляли «сквайры» и «благородные господа», или джентльмены. К середине столетия некоторые «жандармы» недотягивали даже и до такого звания. С началом века удельный вес лучников поднялся и соотношение их к «жандармам» составило 3:1, так что в среднем на каждого «жандарма» приходился паж или «валет», плюс три лучника. Последние обычно тоже передвигались верхом для обеспечения большей подвижности, хотя сражались в пе­шем строю. По составу английские отряды в сущности походили на европейские «копья», хотя применение подобного термина при наименовании частей и способ набора не были обычными для Англии в период войн Алой и Белой розы. Отряды порой отличались друг от друга несравнимым образом, оказываясь подчас лишь горсточкой людей, а порой - за­метным войском. Сведения о дружине Генриха V в 1415 г. из рукописей, хранящихся в Британской библиотеке, позволяют составить некоторое представление об этом:
Джон Ирби, эсквайр, - 1 «жандарм» и 2 пеших лучника;
Сэр Джон Гризли - 2 «жандарма» и 6 пеших лучников;
Сэр Томас Тансталл - 6 «жандармов» и 18 конных лучников;
Томас, эрл Солсбери, - 40 «жандармов» (3 рыцаря, 36 «сквайров») и 80 конных лучников;
Томас, эрл Дорсета, - 100 «жандармов» (1 «баннере», 6 рыцарей, 92 «сквайра») и 300 конных лучников;
Хамфри, герцог Глостер, - 200 «жандармов» (6 рыцарей, 193 «сквайра») и 600 конных лучников.
   Вариации в части численного состава войска наглядно демонстрируются и простыми выкладками: в 1415 г. Генрих V вышел на битву, вероятно, с 900 «жандармами» и 5000 лучниками, тогда как под Вернеем в 1424 г. англичане располагали 1800 «жан­дармами» и 8000-9000 лучниками.