Ношение лат

   Как ни удивительно, все описанное выше снаряжение при необходимости удавалось на­деть довольно быстро. Когда нижний слой находился на месте, два помощника рыцаря довольно споро облачали господина в доспехи, как говорится, с головы до ног, или лучше - коль скоро мы знаем, последовательность была диаметрально противоположной с ног до головы. Если обстоятельства заставляли спешить, на сбор уходило от пяти до десяти минут, ну а на освобождение от ратного костюма и того меньше. Полный доспех весил примерно 25-35 кг. Масса, однако, равномерно распределялась по всему телу и уступала по весу снаряжению, носимому на себе современным пехотинцем. Облаченный в доспехи человек мог бежать, ложиться и вставать, а также без затруднений вскакивать в седло. Никакой необходимости в механических приспособлениях вроде подъемников не существовало, а миф этот родился, жил и набирал силу в основном из-за ошибок пи­сателей и сценаристов, кропавших романы и сценарии на рыцарские темы.
Французская иллюстрация к поэме Кристины Пизанской (около 1410 г.) подрывает основание популярного мифа о том, что-де рыцари не могли самостоятельно и без помощи подъемного устройства влезать в седла коней. Мы видим рыцаря в полном комплекте кованых лат, под которыми, по всей вероятности, скрывается целая кольчужная рубаха, готовым вот-вот вскочить в седло.
   Двигаться в полных латах сложным не представлялось. Некоторые люди вполне могли (и могут сейчас, как показывают опыты), например, вращать в полной выкладке тележные колеса и с легкостью заскакивать в седло. Самым большим недостатком был и оставался недостаток вентиляции. Тело быстро нагревалось, а должного охлаждения не происходило, поэтому человеку в доспехах скоро становилось жарко, особенно ког-* да на голове находился шлем, поскольку большая часть лишнего тепла уходит вверх. Некоторые даже умирали в тяжелый момент битвы от перегрева и удушья, как тот же кузен Генриха V, герцог Йоркский, которого извлекли из груды тел под Азенкуром (в октябре) без единой царапины на теле. Летом металл становился горячим на ощупь, а зимой - холодным, хотя внутри все равно было жарко.
   Металл, из которого изготавливались доспехи, обычно представлял собой железо или зашлакованную мягкую сталь, очистить которую от примесей с помощью тогдашних способов обработки не представлялось возможным. Как бы там ни было, материал вы­держивал удар меча, а бронники старались придать доспехам как можно более обте­каемую форму, не давая острию оружия упереться в одну точку и вынуждая в бессилье скользить по железу. V-образный стоппер приковывался под шеей с целью заставлять острие меча или копья отклоняться вправо или влево от горла и уходить в сторону, не причиняя вреда латам и человеку в них. Поверхность некоторых внешних деталей, как оплечья лат, делалась ребристой или волнистой.
   Богатые люди могли позволить себе роскошь приобрести доспехи у самых знаме­нитых мастеров-оружейников Северной Италии или Южной Германии (в Аугсбурге, Нюрнберге или Ландсгуте). Рыцарю со средним достатком приходилось довольство­ваться стандартными миланскими доспехами, привозимыми купеческими кораблями в Англию на обратном пути из плавания за море. Сэр Джон Кресси купил такой комплект в 1441 г., заплатив 8 фунтов 6 шиллингов 8 пенсов, тогда как латы для оруженос­ца обходились в сумму от 5 фунтов до 6 фунтов 16 шиллингов 8 пенсов. Завещания и инвентарные списки показывают популярность лат из Ломбардии. Художественно-изобразительные источники дают возможность предположить, что в большинстве своем англичане носили доспехи стиля, распространенного, кроме Англии, во Франции и в Нидерландах. Некоторые из комплектов могли относиться к импортным итальянским латам, выполненным по образу и подобию доспехов, которые пользовались спросом в тех регионах, куда бронники надеялись экспортировать производимую ими продукцию. Как бы там ни было, многие, по всей вероятности, покупали у торговцев-оружейников, предлагавших на подбор соответствующие части доспехов, которые они мастерски подгоняли под фигуру каждого конкретного покупателя. Плохо сидящие латы - штука куда более неудобная, чем неудачно сшитый костюм, и есть вещь крайне досаждающая, осо­бенно при неполном соответствии в области таранных костей, или - иными словами - в районе голеностопных суставов. В 1473 г. сэр Джон Пэстон, находившийся тогда в Кале с гарнизоном, договорился с бронником из Брюгге о покупке воинского снаряжения и в январе 1475 г. упоминает о поездке во Фландрию за лошадьми и доспехами.