Литература XV века

 

   XV столетие стало свидетелем расцвета романтической литературы, черпавшей вдохновение из пышных инсценировок того периода. В 1454 г. лорд Бернерс пере­вел истории о Карле Великом в версии изложения XIII века, назвав произведение The Воке of duke Ниоп of Bordeux (книга герцога Бордо Гюга). Появились новые варианты сказаний о короле Артуре, самой знаменитой из которых считается Le Morte d'Arthur (смерть Артура) сэра Томаса Мэлори, напечатанная Кэкстоном в 1485 г., удачно разо­шедшаяся и снискавшая широкую читательскую аудиторию. Примечательно, что данный автор работал не для короля, а для таких же, как он, благородных господ и дам. Работу автора XIII столетия с Майорки, Раймунда Луллия, Кэкстон перевел на английский под заголовком The Book of the Ordre of Chyvalry or Knyghthode (книга ордена рыцарства), как сказано, по просьбе «благородного и знатного эсквайра». Прочие авторы, такие как Жильбер де ля Гэ, также производили сходную литературную продукцию для рыцарской братии.

Оксбург-Холл в Суффолке был построен из кирпича примерно в 1480 г. Место проживания семейства Бидингфилд, данное сооружение является воплощением идеи совмещения замка, или крепости, с укрепленной усадьбой.

 

   Мэлори писал в те времена, когда каждый шаг рыцарства диктовался разного рода ритуалами и церемониями. Не Галахэд, но Ланселот, несмотря на его слабость, являлся идеалом рыцарственности для Мэлори, ибо писатель смотрел на рыцарство преимуще­ственно как на светское сообщество.
   Мэлори превратил Артура в величайшего рыцарского героя английских романов. В отличие от французских романов, многие командиры Артура носят известные ры­царские имена, как тот же Гэвейн. Творчество Мэлори эхом отражает английскую при­дворную жизнь, поскольку крупные сеньоры выступали также в качестве командиров в королевских армиях во время войны. Тот же автор показывает также и закат куртуазной любви - возвышения дамы как некоего идеального существа. Вот Изольда сама говорит Тристану о том, что их любовь - помеха для него и вызовет насмешки и раздражение прочих рыцарей, если он возьмет ее ко двору Артура. «Ах! Смотрите-ка, как сэр Тристан охотится, пускает соколов и сидит в замке со своей леди, а нас позабыл». Личные чувства становились важнее, а осознание себя существом из плоти и крови набирало силу и вот-вот готовилось зазвонить погребальным набатом по рыцарству, отражаясь в трагедии Ланселота, который в итоге сдается перед Гиневрой. С рыцаря достаточно и просто добрых поступков. Кэкстон так говорит во вступлении к работе Мэлори:

Здесь мы увидим благородство нобиля, куртуазность, человечность, дружелюбность, обходительность, любовь, дружбу, трусость, убийство, ненависть, добродетель и грех, но будем исповедовать добро и следовать добродетели...