Верхняя одежда

   Перчатки представляли собой нечто само собой разумеющееся, при этом иногда их просто носили в руке. Одни отличались длинными и широкими манжетами и могли украшаться вышивкой. Плащи и мантии надевались по торжественным случаям. Плащи кроились по окружности, снабжались красивой подкладкой и скреплялись брошью спе­реди или же пуговицей на правом плече. Где-то около 1330 г. появились накидки на плечи, некоторые довольно длинные, с пуговицами спереди, закругленные и доходящие до бедер. Иные снабжались капюшонами, а с середины столетия отличались вырезанной или посеченной по периметру каймой.
   Ближе к 1330 г. капюшон стал удлиняться и получил «хвост», или длинный ко­нец - «лирипайп». Он свисал на спину, если только не раскраивался вертикально, в каковом случае свешивался набок. Более длинные варианты обматывались вокруг голо­вы. Капюшон мог, продолжая развиваться таким образом, принимать форму тюрбана с личным отверстием, свернутыми полями, при этом «лирипайп» и «горжетка» (часть, оборачивавшаяся вокруг шеи, если капюшон носился должным образом) находились на противоположных сторонах. Как бы там ни было, около 1380 г. возникла новая форма - капюшон-тюрбан. Изделие снабжалось личным отверстием, тогда как края под­ворачивались, но в версиях с длинным «лирипайпом» последний оборачивался вокруг головы и свисал с одного бока. Горжетка с другой стороны либо лежала, либо стояла, если делалась из плотного материала, а поскольку многие имели вырезанную, или по­сеченную, структуру, они напоминали петушиные гребни. Рыцари носили шляпы с ши­рокими и завернутыми полями, образовывавшими впереди некое заострение. С 1325 г. на иллюстрациях начинают попадаться высокие или скругленные в верхушке шляпы с покатыми или завернутыми полями. С 1392 г. тульи шляп стали иногда принимать аморфную мешковатую форму и словно бы сваливались на поля, тогда как двумя годами позже появилась тенденция к ношению шляп с высокой, но часто спрямленной и рас­ширявшейся верхушкой, при этом поля бывали покатыми или подвернутыми. Во второй половине столетия иные головные уборы снабжались плюмажами, обычно сделанными из одного или двух высушенных страусовых или павлиньих перьев, прикрепленных спе­реди или сзади на тулье с помощью броши. Тогда же стали появляться декоративные шляпные ленты. Обычные капюшоны, однако, из употребления не выходили.
   Мужчины предпочитали брить лицо начисто или же носили бородки, но без усов и бачек. Прически не отличались затейливостью: в первой половине века обычными являлись локоны на лбу и затылке, но после середины столетия сравнительно длинные волосы либо разделялись посредине пробором, либо их просто подкорачивали со всех сторон по окружности.
   Кошель имел два ремешка, за счет которых подвешивался к поясу. «Почечный», или «генитальный», кинжал, называвшийся так из-за двух выпуклостей в основании рукояти, иногда носили и с гражданским костюмом, причем спереди, так что он действительно напоминал мужские половые органы. Как считается, Ричард II ввел в обиход «мокадор», или попросту платок для вытирания носа.
Шлем Черного Принца с гребнем
Из погребаль­ных принадлежностей в Кентерберийском кафе­дральном соборе. Шлем сработан из двух основ­ных пластин - лицевой и тыльной - плюс еше одной, образующей купол. Прорези завальцованы во внешнюю сторону, а клепки купола снабжены бронзовыми шайбами, из­начально служившими для удерживания крепежной полосы подкладки. Через парные отверстия пониже пропускались завязки под­кладки. Два набора по четыре дырочки предназна­чались для присоединения гребня или венца. К двум крестообразным отверстиям впереди подцеплялась цепь, тогда как через две дырочки сзади продевался ремешок, крепивший шлем к защи­щавшему тело панцирю. К кожаной шапочке поверх металла в местах соединения приклеивался холст, в ори­гинале узел загрунтовывался для придания жесткости, красился в красный цвет и украшался напыленными зо­лотыми розами. Завернутые поля раскрашивались под геральдический горностай. Лев на гребне из формо­ванной кожи и холста, хвост и лапы - из холста на деревянных штырях. Шкуру имитировали за счет силуэтно повторяющихся кусочков кожи, придавая им сходство с шерстью животного.