Турниры

   В начале рассматриваемого века турниры все еще запрещались, главным образом потому, что правители видели в них помеху процессу набора рыцарей для настоящей войны. Однако Эдуард I любил турниры и иногда снимал запреты во время походов или после них, как, например, происходило после Фалькирка в 1302 г., по всей видимости, желая таким образом отблагодарить тех, кто выказал поддержку делу короны. Позднее в том же столетии турниры устраивались преимущественно как часть празднований во время посвящения в рыцари или по случаю свадеб, а иногда служили своего рода триумфами, венчавшими торжества после удачных сражений. Так или иначе многие английские ры­цари по-прежнему отправлялись за море, дабы помериться силами в поединках с себе подобными, особенно на богатых и многолюдных турнирах, организованных в период между 1370 и 1385 гг. в Брюгге или в Генте герцогами Бургундии. Политическое зна­чение подобного рода предприятий не проходило мимо внимания королей. Стремясь отдалить Гийома д'Эно от французского короля (что вполне удалось), Ричард II в 1390 г. устроил крупный турнир в Лондоне, на котором 60 рыцарей давали отпор на ристалище всем гостям.
   В 1309 г. сэр Томас де Мондвиль подрядился служить Хамфри де Боэну, эрлу Херефорда, за 20 марок в год на протяжении оговоренного периода. В мирное время он получал сено и овес для четырех лошадей, а также жалованье на трех конюхов, однако в ходе войны и на турнирах размеры довольствия повышались: выдачи кормов и платы рас­пространялись на восемь коней и семь грумов, плюс к тому Хамфри посылал де Мондвилю лошадей. Некоторые рыцари нанимались на службу по договору исключительно для тур­ниров. Такой вид наемничества становился все более распространенным. Турнирные спи­ски Данстэбла за период с 1309 по 1334 г. показывают, что полное участие в состязаниях всех видов ожидалось лишь от рыцарей (всего числом 135). Рыцари, приезжавшие без своего сеньора, обычно выказывали склонность вступать в дружины других лордов.
   Так называемая «Битва тридцати» в 1351 г. представляла собой официальный пе­ший поединок между сэром Ричардом Бэмборо, капитаном Плоермеля, с 30 товари­щами (в том числе десятью германскими и бретонскими наемниками) с одной стороны и маршалом Ришаром де Бомануаром и 30 французами - с другой. Когда обе стороны   приостановили схватку для перегруппировки и приведения себя в порядок, четверо французов и два англичанина уже лежали мертвыми на поле. Однако во второй половине кровавого соревнования Гийом де Монтобан оседлал коня и ударил на англичан, вследствие чего вывел из строя более семи противников. Развивая успех, его товарищи убили девятерых англичан и захватили в плен остальных.
   К XIV веку одиночные поединки начали вытеснять массовые турнирные схватки, приобретая все большую популярность в ущерб последним. Барьеры пока еще не появи­лись, и рыцарь на более сильном коне имел возможность направить его прямо на про­тивника в расчете просто смять его. Но даже и без этого всегда существовала опасность случайного столкновения, в том числе повреждения коленей в том случае, когда всадни­ки проносились мимо друг друга слишком близко. Копье держали под меньшим углом, чем позднее, когда появились барьеры, снижая таким образом риск перелома древка. Развитие рыцарственных идеалов все чаше и чаще находило отражение на ристалищах, на которых нередко избирали королеву любви и красоты, а рыцари порой носили знаки благорасположения дам. Часто для зрителей - особенно для дам и господ с положени­ем - специально строились подмостки, или трибуны.
Штандарт эрла Дугласа, развернутый в ходе битвы при Оттерберне в 1388 г.
Редкая сохранившаяся находка такого раннего периода. Флаг несет на широкой части у древка «косой крест» св. Андрея, а не красный - св. Георгия. Лозунг: «Jamais areyre» (всегда в первых рядах) указывает на претензии Дугласа на лидерство в шотландском стане. Он и командовал шотландцами в победоносном сражении, стоившем, однако, самому ему жизни.