Сражения английских рыцарей во Франции в 14 веке

   Когда Эдуард начал большой поход во Францию, англичане принесли туда свою двуединую стратегию. Первое столкновение во Франции происходило в 1342 г., когда англичане, отброшенные от осажденного ими Морле, заняли позицию с лесом в тылу, ручьем на одном из флангов и выкопали ров перед своими порядками.
Североитальянский «бацинет» со съемным забралом и бармицей. Изделие выполнено итальянскими бронниками и вполне сходно с теми, которые попадаются в Западной Европе ближе к концу XIV века.   Несмотря на то что неприятель потеснил англичан к лесу, они все же выстояли. Под Креси в 1346 г. спешенные «жандармы» и лучники из раза в раз отбивали атаки француз­ских кавалеристов, лошади которых служили главными целями для стрел. В том же году, использовав ту же комбинацию, англичане отразили шотландское вторжение у Невиллс-Кросса неподалеку от города Дарем. Враг, однако, изрядно наседал на английский центр и правое крыло до тех пор, пока не вступил в дело английский конный резерв, застигнув­ший шотландцев врасплох. Подход подкреплений позволил сделать победу полной. Под Пуатье в 1356 г. запасной конный полк уверенно качнул чашу весов в битве в сторону англичан, уже изнемогавших под натиском спешенных французов. Ввод в дело резервов круто изменил ситуацию в сражении и позволил захватить в плен короля Иоанна. При Оре в 1364 г. точно так же задействованные резервы под командованием сэра Хью Калвли позволили повернуть ход боя, и, хотя французы потрепали небольшие отряды англий­ских лучников, победа в итоге досталась англичанам. Стремясь снизить уровень потерь от стрел, знаменитый французский командир Бертран дю Геклен велел воинам наступать под прикрытием «павиз» (больших щитов), но все же проиграл битву и попал в плен.
   В 1351 г. под Сентом французы ввели в дело конные крылья, стремясь смять лучни­ков на неприятельских флангах, таковой подход у них сохранялся и далее на протяжении рассматриваемого столетия. Под Ножан-сюр-Сен в 1359 г. им таким образом удалось прорваться к порядкам английских лучников, тогда как «жандармы» были связаны боем. Значение английских лучников на французском театре демонстрируется разгромом под Ардром в 1351 г., где сэр Джон Бошан, застигнутый спешенными французскими от­рядами на обратном пути после рейда, построил войско вдоль рва и сдерживал натиск противника до тех пор, пока не закипела рукопашная, а другой вражеский отряд не смял лучников. Под Мороном в следующем году англичане отчасти пользовались как засло­ном кустарником. Несмотря на то что конный противник разметал лучников на правом фланге, пехотные атаки удалось отразить и уверенно выиграть бой.
   В 1345 г. английское деблокирующее войско под началом эрла Дерби ударило на французский осадный лагерь перед Оберошем, лучники и «жандармы» нанесли большой урон неприятелю, тогда как в результате вылазки гарнизона удалось и вовсе обратить в бегство французов. Неожиданная атака имела место вновь под Ля-Рош-Дерьеном в 1347 г. во время «Войны за бретонское наследство», когда английское деблокирующее войско ночью обрушилось на французский осадный лагерь. Хотя на сей раз они столкну­лись с противодействием большого числа воинов и едва спаслись - по всей вероятности, только вследствие вылазки отряда из состава гарнизона на рассвете.
   В 1388 г., не сумев с ходу овладеть замком Оттерберн, эрл Дугласа встал лагерем. Когда подступил его заклятый враг, сэр Генри Перси, Дуглас отошел, вероятно, из опа­сения попасть в ловушку. Разделив силы, он послал Энфравилей в обходной маневр напасть на лагерь Дугласа с тыла. К сожалению, Дуглас вывел из лагеря значительные силы, и Перси атаковал обоз, который принял за неприятельский лагерь. Дуглас избежал столкновения с Энфравилями и ударил Перси во фланг. Тем временем Энфравили, похоже, слишком сильно замахнулись и двигались к цели очень долго, так что, когда вышли к шотландскому лагерю, нашли его покинутым. Затем, заблудившись в темноте, они появились на фланге Перси, а не в тылу у шотландцев. Англичане проиграли битву, несмотря на гибель Дугласа, прорубавшего себе путь к Перси. Сражение выдалось очень ожесточенным, ни одна из сторон не хотела уступать, и как Перси, так и его брат по­пали в плен ранеными. Фруассар уверяет, что ни в одном из столкновений, о которых он писал, воюющие не проявляли столько мужества и отваги.
   После Пуатье между Англией и Францией не происходило крупных битв до самого Азенкура в 1415 г. Не открытые битвы, а упорные осады приводили к захвату или по­тере территорий. После Пуатье французы обычно не решались принимать бой в поле, предпочитая запираться в замках и укрепленных городах, заставляя англичан осаждать крепости или же блуждать по окрестностям.
   По мирному соглашению в Бретиньи в 1360 г. многие гарнизоны«Большой шлем» примерно 1370 г., очень похожий на тот, что хранится в Королевском Шотландском музее, а ранее висел над гробницей сэра Ричарда Пембриджа в кафедральном соборе Херефорда. Возможно, он принадлежит к числу предметов снаряжения английского производства. распускались, и группы солдат образовывали свободные «роты» под началом «капитанов» вроде сэра Роберта Ноллиса (вероятно, самый первый случай) и сэра Лжона Хоквуда. Такие отря­ды «раттеров», как называли их англичане, или «рутье», фактически состояли из людей самых разных национальностей, хотя французы считали их всех «англичанами». Каждая такая «рота» насчитывала часто всего несколько сотен человек - лучников, пехотинцев и «жандармов». Обычный прием выражался в захвате одного или двух сильных замков, которые использовались как базы для набегов на прилегающую территорию. Фруассар рассказывает, как такие воины подобрались к одному городку скрытно на рассвете, подожгли дом и постарались создать у жителей впечатление нападения целого войска, хотя всего в отряде насчитывалось, вероятно, 60 чел. В сотворившейся панике они раз­грабили местечко. Такие «роты» предлагали свои услуги правителям и полководцам, и, если верить Фруассару, Черный Принц располагал 12 000 чел. наемников в Кастилии. В конце XIV века «роты» стали исчезать, но потом вновь появились, хотя и не в таком массовом количестве, когда Генрих V начал новый виток противостояния. По словам французского хрониста Монстреле, после 1437 г. их называли «Ecorcheurs» («живоде­ры»), поскольку они обдирали людей буквально донага.
   Английские войска действовали также и в Испании. Под Нахерой в 1367 г. армия Черного Принца образовывала целых три линии спешенных солдат - основные силы центра, - которым пришлось противостоять кастильцам со сражавшимися на их сто­роне французами, тоже построившимися в три линии, но имевшими много кавалерии. «Жандармы» вновь дрались отлично, грамотно поддерживаемые лучниками, поражав­шими врага с больших дистанций, чем вооруженная дротиками испанская легкая кон­ница - «хинеты». Лучники показали лучшие результаты, чем арбалетчики и пращники, и те отступили, позволив английским «жандармам» окружить неприятельский «дивизион». Когда англичане бросили врагу во фланг арьергард, строй испанцев и французов стал рушиться.