Распространение кованых лат

   Для изготовления кованых лат бронники нуждались в приобретении новых знаний и выработке новых навыков. Хотя сам процесс нельзя назвать совершенно незнакомым. Мастер формовал пластины панциря на наковальне, вмонтированной в мощный пень. Для разогрева металла до нужной температуры использовались меха, позволявшие управ­лять температурой и интенсивностью огня, кроме того, требовались источники света, позволявшие броннику, ориентируясь по цвету заготовки, принимать решение о дальнейших действиях с ней. Специальные столбики с грибовидными верхушками служили для придания пластинам формы, причем большая часть ковки осуществлялась по холодному металлу. Для обрезания заготовок применялись большие и острые ножницы. Как бы там ни было, все схемы по обработке заготовок и деталей кованых доспехов, если они во­обще существовали, исчезли бесследно. По всей вероятности, бронник просто-напросто держал все планы в голове. Готовые фрагменты обычно бывали закопченными - ре­зультат пребывания в огне - и требовали шлифовки и полировки для обретения ими естественного металлического блеска. Многие детали нуждались в клепке, например, для крепления к ним полосок материи или кожи, предназначенных для нашивания под­кладок. Также и те узлы, что сочленялись шарнирами с другими пластинами, а ближе к концу XIV столетия и те, которые скользили по соседним фрагментам и заходили в шлицы и пазухи в них, как бывало обычно в области локтей и нижнего стыка наручей. Пластинчатый доспех тоже подразумевал использование множества клепок для крепле­ния элементов к основе.
   Немецкие скульптурные изображения свидетельствуют, что кованый нагрудник начал появляться в 1340 г. Поначалу он был довольно небольшим и коротким, но уже к 1360-м годам сделался более глубоким и выгнутым. К изнаночной части «котты» он крепился двумя полукружьями клепок, имел узкие полоски металла в области поясницы и ниже более широкие - в виде фрагментов обода. Около 1370-х годов возник нагрудник иной конфигурации - менее округлый и с заметным коньком посредине.
   Список доспехов для «гардероба» Эдуарда III, составленный в 1337 и 1341 гг., упо­минает отдельные нагрудники, хотя они - и другие в Дувре в 1361 г. - предназначались для турнирных поединков. Если верить Мемориальная доска сэра Джона де Крека в Уэстли-Уотерлис (Кембриджшир). Около 1340-1345 гг. немецким скульптурным изображениям, такие ранние нагрудники бывали, судя по всему, плоскими с загнутыми краями или имели форму этакого перевернутого сердца и, как есть основания предполагать, крепились спереди на торсе воина за счет ремешков и пряжек. На скульптурном изображении датируемого 1340 г. надгробья в Эбергеввени (Монмутшир) очевидно наблюдается на­детый под «сюрко» плоский нагрудник с коньком. Примерно к третьей четверти века на немецких эффигиях появляется более широкая версия нагрудника, прикрывающего грудь и переднюю часть тела до линии талии. Примерно с 1380 г. нагрудник, закруглен­ный в области груди и иногда снабженный коньком посредине, обычно стали носить без пластинчатого доспеха, но зато иногда с набрюшником, который мог изгибаться вниз для зашиты нижней части живота. Судя по всему, они крепились ремешками, а порой и завязками к материи или коже «жюпона», а бывало, и фиксировались «косым крестом» из пролегавших поперек спины ремней, как в кафедральном соборе Базеля.
   Спину, как есть основания предполагать, примерно до 1400 г. защищал все тот же пластинчатый доспех, поскольку скульптурное изображение Джона, эрла Солсбери, датируемое как раз этим периодом, имеет петли с левого бока владельца доспеха. Они выступают из-под геральдического «жюпона», давая право считать наличие под тканью большого и неподвижного нагрудника с также цельнокроеной (как надо думать) спинной частью. Петли на боку продолжаются далее вниз, позволяя предполагать наличие в об­ласти поясницы металлических полосок под названием «ламе», соединяющих обе части кирасы с «юбкой» из загнутых по типу обручей кованых полос.
   На рисунке хорошо видны «акетон», кольчужная рубаха и пластинчатый доспех с орнаментом из заклепоч­ных головок. «Стволы», или детали трубчатой защиты с шарнирными соч­ленениями, прикрывают предплечье, высовываясь из укороченного кольчуж­ного рукава, тогда как рука далее вверх от локтя снабжена пластиной в виде желоба. Обратите внимание на выполнен­ные в виде львиных голов диски налокотника и на­плечников. Нижний конец «кюис», или набедренника, выглядывает из-под на­коленника как некое декоративное дополнение. Ступню в кольчужном пле­тении покрывают кованые «сабатоны».