Обязательства несения службы

   Платные войска давали много преимуществ: солдаты не спешили собираться по домам после завершения положенного 40-дневного срока феодальной служебной повинности (королю в любом случае приходилось раскошеливаться, если он хотел оставить фео­дальное ополчение при себе сверх положенного времени), к тому же полководцу часто представлялась возможность выбора и, соответственно, найма качественной живой силы. Когда Эдуард I погрузился в войны в Шотландии и во Франции, традиционные рамки временных ограничений феодальной службы висели у него гирями на ногах. Полные сундуки позволяли ему, если требовалось, оставлять Англию на довольно дли­тельные периоды, отправляясь в экспедицию во главе армий профессиональных бойцов. Таким образом, к 1300 г. в его войске служили и нанятые на определенные периоды по договору представители знати, посему они послушно следовали за государем в поход, участвовать в котором подрядились. Вероятно, небольшой интерес у феодалов к шотландским кампаниям, причиной чего выступало отсутствие перспектив хорошо поживиться в бедной стране, объяснял их готовность служить за плату, а не по обяза­тельствам (и за долю в добыче). К началу XIV столетия многие уже заключали подобные контракты, однако оставалась неизжитой и старая феодальная служебная повинность, в основном по причине настороженного отношения аристократов к платной службе, которая в глазах благородных господ сближала их с обычными наемниками. Некоторые соглашались выступить в поход добровольно и безвозмездно, особенно если речь шла о кампании против какого-то особенно ненавидимого врага, как, например, бывало в случае с сеньорами марок. Собирая войска в 1297, 1298, 1307 и 1319 гг., короли во­обще не прибегали к созыву феодального ополчения. В 1316 г. Эдуард II обращался к вассалам с запросом привести как можно больше дополнительных войск, но, кроме того, он требовал принесения «омажа», и отказ от присяги грозил конфискацией земель.
   Никаких обещаний или предложений об оплате не выдвигалось, что вызвало не­мало раздражений и нежелание выполнять такие требования. От всех держателей земли с доходом 50 фунтов стерлингов также ожидалась служба, а за отказ от нее корона гро­зила теми же карами, что и прочим уклонистам. В 1327 г. Эдуард III отдал распоряжение о первом и единственном в его правление созыве феодального ополчения. Больше они в его царствование уже не повторялись. Сборы 1314, 1322 и 1327 гг. нельзя назвать впечатляюще успешными, однако старые добрые термины «фиделитас» и «омаж» - вас­сальные присяги - продолжали звучать при заключении соглашений. В начале XIV века новые земли в Шотландии давались в обмен на обязанность нести феодальную воинскую повинность, обеспечивать замки гарнизонами, тогда как в Ирландии практика эта и вовсе зажилась так долго, что отмечалась еще и в XV столетии. Она возродилась и в Англии в 1385 г., когда велась подготовка к войне в преддверии шотландского похода (хотя действительной потребности в феодальных войсках не было). Вероятно, причина заключалась в стремлении Ричарда II показать законность и возможность подобных со­зывов в принципе.
   Король мог устраивать созывы вассалов по особым случаям, апеллируя к рыцар­ственной натуре лордов. Так, в 1300 г. к ним обратились с просьбой привести возможно больше людей сверх установленных квот. При сборе войск для Шотландии Эдуард I старался применять схему, основанную в большей степени на действительных доходах подданных, чем на их принадлежности к рыцарству. Он пробовал ввести такое правило и ранее, еше в XIII столетии, однако сначала рассчитал неверно и снизил призывную планку с 40 до 20 фунтов. На сей раз он вернулся к прежним 40 фунтам, но подданные возражали, указывая либо на то, что не относятся к главным землевладельцам и потому не должны служить королю, если же они являлись таковыми, им в таком случае так и так полагалось выполнять феодальную воинскую повинность. Пойдя на попятную, Эдуард изменил тактику и в 1301 г. разослал вызовы на сбор 935 чел. за вознаграждение. Данный прием тоже не дал обнадеживающих результатов.
   В 1322 г. Эдуард II, после успеха в битве при Боробридже, но еше не забывший провала созыва ополчения в 1316 г., ожидал прихода всей свободной и боеспособ­ной кавалерии на сборный пункт под Ньюкаслом для шотландского похода. Результаты получились более чем неравнозначные: так, на зов явились 56 «баннере» и рыцарей из Эссекса, но Хантингдон дал лишь двух. Через два года корона обратилась ко всем рыцарям с просьбой прибыть в Вестминстер для обсуждения дел. Были изданы приказы о принудительном производстве в рыцари. Шерифы составили списки рыцарей и «жандармов», причем в уцелевших перечнях насчитывается 1150 рыцарей и 950 «жандармов». Для войны в Гаскони уполномоченным предписывалось собрать всех рыцарей, «сквайров» и «жандармов», особой строкой отмечая тех, кто входил в дружины магнатов, и тех, кто был готов к действительной службе. Затем поступило требование в отношении «жандармов», легкой конницы и пехоты - всего около 650 полностью вооруженных всадников. В 1325 г. шерифы добивались приведения в состояние боевой готовности всех подлежавших службе мужчин, издавались новые указы о принудительном рыцарстве. Приемы, использованные ранее для набора пехоты, уполномоченные теперь распространили и на кавалерию, чего прежде не делалось. По всей вероятности, принимаемые в данном направлении усилия являлись результатами не пользовавшихся популярностью фаворитов Эдуарда - Леспенсеров. В 1327 г. от новшества отказались.
   В 1330-е годы Эдуард III провел ревизию Винчестерского статута 1285 г. и заново определил градации военных обязательств для представителей разных классов общества. В соответствии с этим уложением, владелец земли ежегодной стоимостью в 40 фунтов стерлингов обязывался обеспечить оружием и конем себя и еще одного человека. В 1344 г. идея получила дальнейшее развитие. Отныне каждый подданный должен был как-то участвовать в комплектовании и экипировке войска - все лица с доходом в 5 фунтов или более и далее до 1000 фунтов. С 5 фунтов требовался лучник, с 25 - «жандарм». Только успешный поход, закончившийся крупной победой под Креси, предотвратил недовольства.
Иногда бароны посылали воинов королю в соответствии с лично достигнутыми договоренностями. В 1306 г. Томас и Морис Беркли представили десятерых «жандармов» королю Эдуарду на весь срок нахождения того в Шотландии взамен на отмену штрафа в 1000 марок, наложенного на них за беззаконные действия в Глостершире.
   Ни одна из попыток собрать вооруженных людей в обход традиционных феодальных обязательств не имела большого успеха, а некоторые вызывали серьезную «рябь на воде» в правительстве. Вальтер де Милемет, королевский чиновник, писавший в 1320-е годы, очертил три способа созыва войска, назвав наиболее предпочтительной добровольную службу. Далее шли наемные отряды. Платная служба, а также обещание наград воинам - вот так выглядел рецепт успешного формирования полевой армии для короля.
Интерьер Лонгторпской башни в Кембриджшире. Редкий сохранившийся экземпляр имеет стены с росписью, выполненной для самого де Торпе или для его сына.