Доспехи для рук

   С начала рассматриваемого временного отрезка к доспехам в области плеча стали иногда добавляться небольшие круглые и слегка отформованные пластины. Такой наплечник порой встречается, причем без соседства с какими-то другими коваными фрагментами защиты рук. С первой четверти века в районе локтя ставилась прикле­панная «чашечка», или налокотник. Как бы там ни было, упоминания и ссылки дают основания считать возможными случаи ношения дополнительного наручного доспеха (вероятно, кожаного или даже пластинчатого), тогда как с 1320 г. в художественных источниках появляются пластины в виде желоба с налокотником, закрепленные на руке с внешней стороны. «Бесагю», или круглый щиток наплечника, закрывающий подмышку, иной раз ставился спереди, как сходный с ним по форме и назначению диск в области локтя. Около 1350 г., однако, «бесагю» у подмышки начинает неожиданно исчезать и возвращается уже только в XV столетии. Примерно с 1335 г. известны «стволы», или трубчатые защиты для руки как вверх, так и вниз от локтя вместе с налокотниками, на­зываемые «ванбрас» - наручи, или зашиты руки.
   Время от времени встречаются чешуйчатые, или ламелярные, защиты предплечья. «Ствол» доспеха изготавливался совершенно закрытым и предназначенным для просо­вывания туда кисти и всей руки. Или же, как обстоит дело с верхней частью наручей у скульптурного изображения из аббатства Лизни, «трубы» делались немного приоткрывав­шимися с внутренней стороны, где стягивались с помощью ремешков и пряжек. Как бы там ни было, обычно в то время верхний узел ручного доспеха состоял из простой пластины в виде желоба. Трубчатая защита предплечья (от запястья до локтя) традиционно носилась под кольчужным рукавом в три четверти длины, несколько выдаваясь из-под него. Данные детали, как правило, имели шарнирное сочленение с внешней стороны и запирались ремешками с пряжками с внутренней. Некоторые налокотники бывали ламелярными.
   К 1360 г. выполненные в форме сердечка крылышки налокотника сменили преж­ние, дисковые, каковой сам теперь состоял из единой формованной пластины с одной или двумя «ламе», или металлическими полосками, предназначенными связывать верх­ний и нижний фрагмент ручных лат. В более поздних экземплярах шарнирная заклеп­ка, соединявшая «ламе» с нижней «трубой», входила в шлиц на последней, образовывая скользящее сочленение, позволявшее совершать вращательные движения предплечьем. Слоистые, или ламелярные, наплечники появились в 1335 г. и скоро стали приклепываться к верхнему «стволу» защиты руки, или «ванбрас». Заключительные годы столетия стали свидетелями внедрения более габаритных защит плеча - «полдронов», или латных опле­чий, пластины которых частично перекрывали переднюю и заднюю половины кирасы.
   Кольчужные рукавицы, «вывязанные» из рукавов, сохранили популярность в начале описываемого столетия и продолжали встречаться даже 50 годами позднее. Кольчужные «варежки» с раструбами попадаются на изображениях весьма редко, но вот латные ру­кавицы с металлическими пластинами, наклепанными поверх перчатки или же между составляющими ее тканевыми слоями (как есть основания предполагать, луженые или покрытые медью для предотвращения ржавления под материалом), встречаются доволь­но часто. Они могли иметь большую пластину в области краги или несколько меньших полос. Около 1350 г. начала входить в моду так называемая латная рукавица «песочные часы», ставшая главенствующей формой в течение 20 лет и продолжавшая удерживать позиции до конца века. Многие латные рукавицы снабжались, помимо всего прочего, в местах сгиба суставов пальцев «гэдлингами» с небольшими выступами, или остриями, позволявшими пользоваться перчаткой как своего рода кастетом.
   Щит вскоре потерял то важное место, некогда занимаемое им на поле битвы. Во второй половине столетия появились прямоугольные, обычно выгнутые версии, ког­да верхние и нижние поверхности изгибались в направлении от владельца и к лицевому полю щита. В верхнем углу иногда делался вырез для приема «кушированного», или зажа­того под мышкой, копья, а потому использовался он прежде всего всадниками. Позиции щитов все чаше и чаше ограничивались турнирными сферами, где их все же применяли для пущей безопасности.
Скульптурное изображение сэра Оливера д'Ингема, умершего в 1344 г. Рисунок Стотхарда с надгробья в Ингеме (Суффолк).
Черная расцветка на за­щищающих конечности доспехах, что не укрылось от внимания Стотхарда, может говорить о приме­нении «кюир буйи», или же металл просто-напросто оставили черным, то есть не полировали. Не исключена, правда, и покраска для предотвращения коррозии. Короткие рукава кольчуж­ной рубахи покрывают верхнюю часть доспеха руки выше локтя. На поясе у рыцаря довольно длинный меч.