Стратегия и тактика (1 часть)

   Ведение кампаний далеко не всегда давалось легко. В 1211 г. король Иоанн предпри­нял неудачную попытку завоевания Уэльса, провалившуюся из-за нехватки снабжения. Лайуэлин с прочими валлийцами под его началом собрали пожитки и скот и ушли в горы. В 1265 г. войска Симона де Монфора не могли нормально питаться и несли потери из-за вынужденной необходимости кормиться с земли в Уэльсе. Эдуард I не дал ни одной крупной битвы в Уэльсе - местность совершенно не подходила для действий кавалерии, а валлийцы предпочитали партизанскую войну. Гористые территории заметно ослож­няли жизнь рыцарям, не давая им как следует развернуться, однако англичане все же вышли победителями из двух столкновений с противником. Эдуард взял на вооружение тактику войны на истощение и на изматывание врага. Свой первый поход в Уэльс он развернул как с моря, так и с суши, используя дровосеков и других рабочих для прокла­дывания дорог через леса, строя замки и перерезая пути поставок зерна противнику с Англси. В 1282 г. по велению короля построили понтонный мост из лодок, связывавший валлийский берег с Англси.
   Сходную тактику король применял и против шотландцев. Первая кампания в 1296 г. завершилась всего за пять с небольшим месяцев - Англия аннексировала Шотландию. После победы под Фалькирком в 1298 г. король смог обеспечить снабжение английских гарнизонов. В 1300 г. Эдуард снова явился в Шотландию, осадил замок Керлаверок и прошел страну с армией, но шотландцы отступили, не решившись принять сражение. Английские войска в Шотландии всегда сталкивались со снабженческими сложностями:чем дальше они углублялись на враждебную террито­рию, тем длиннее становилась линия, связывавшая их с Англией. Более того, многие удерживаемые англичанами замки были разбросаны тут и там и находились подчас да­леко друг от друга, что затрудняло возможность быстрого перемещения от одного к другому или деблокирования крепости в случае ее осады неприятелем.
   Для установления местонахождения вражеских войск высылались разведчики, и, выслушав их донесения, ко­мандиры начинали подыскивать наилучший маршрут для продвижения.  Где представлялось возможным,  армии стремились использовать особенности местности и ста­рались защищать фланги. В речи накануне второй битвы при Линкольне в 1217 г. Уильям Маршал отмечал факт разделения противником собственных сил, что давало ему, Маршалу, шанс применить все имеющиеся у него отряды против только одной части неприятельского войска. Другие командиры, однако, оказывались менее осмотрительными или же просто-напросто - излишне горячими. Решение эрла Суррея в 1297 г. начать переправляться по Стирлингскому мосту, особенно в свете наличия поблизости шотландцев, есть пример безрассудной храбрости, поскольку в двух милях вверх по течению реки находился широкий брод. Переход там давал возможность фланговой атаки на противника, како­вой шаг и предлагал сэр Ричард Ланди. Поскольку разумный совет был отклонен, Уильям Уоллес и Эндрю Мари напали прежде, чем по мосту прошла хотя бы половина англичан. Большинство воинов, оказавшихся застигнутыми неприятелем на противоположной стороне, подверглись резне.
Скульптурное изображение XIII века из Вестминстерского аббатства Эффигия Уильяма де Валанса (умер в 1296 г.) вырезано из дерева и покрыто медным сплавом. Хорошо просматриваются «сюрко» и щит с гербом. В районе запястий и локтей видна шнуровка.
   Эдуард показывал себя хорошим тактиком, когда сам вой­сками руководил, как и продемонстрировала битва при Ившаме в 1265 г. Он продвинулся вперед, стремясь не дать Симону де Монфору достигнуть Кенилворта, и разделил войско на три от­ряда с целью перекрыть врагу пути для бегства. Очутившемуся, точно в ловушке, в излучине реки Эйвон лорду-протектору при­шлось распрощаться с мечтой об убийстве Эдуарда, когда второй отряд ударил во фланг войску де Монфора, а третий перерезал дорогу на юг, лишив его возможности спасения.