Рыцарство

    Связующим звеном между рыцарями служила их принадлежность к ры­царству, или касте «шевальри», название каковой, как уже говорилось, дало слово «шеваль» - просто «лошадь» в переводе с французского. Но к началу XIII столетия благородный всадник давно перестал быть всего лишь человеком в седле, а понятие принадлежности к рыцарству включало и многие другие пункты. Церковь потратила немало усилий для обуздания стремления к насилию у класса воинов введением еще в XI веке таких понятий, как божий мир - прекращение враждебных действий в дни церковных праздников, - однако добилась лишь скромных успехов. Тем не менее ей удалось поднять рыцарей на Крестовые походы во славу Божью, при этом она постоянно взывала к благородным ратникам, неустанно напоми­ная о необходимости защищать слабых и женщин. В XII столетии во Франции получил широкое распространение культ Непорочной Девы, или Богородицы, а также любовная поэзия южнофранцузских трубадуров, которая проникла и на север, где певцами ее стали не столь горячие по крови труверы Северной Франции. Все в том же XII веке приобрели повсеместную известность легенды о короле Артуре, поддерживаемые ан­глийскими королями, которые, как и их собратья-иностранцы, ассоциировали себя с древним британским героем. Романы замешивались на приключениях, любовных исто­риях и волшебстве, а страницы их пестрели изображениями всевозможных чудовищ. Кельтский Артур стал отождествляться со средневековым рыцарем, дружина которого напоминала собрания приближенных за круглыми столами, как полагалось у английских королей. Романы диктовали рыцарям нормы поведения храбрых и отважных искателей приключений, внушая им наивысшую цель - обнаружение Священного Грааля, найти который мог только самый благородный и чистый духом.

   Действительность зачастую оказывалась, конечно же, совершенно иной. Браки обычно представляли собой непростые коммерческие сделки, касавшиеся вопросов владения землей, приданого и вдовьей доли, и девочек часто обручали с будущим же­нихом в возрасте десяти лет, а то и ранее. Немало рыцарей при этом были бы вполне счастливы найти кого-нибудь, кто стал бы драться за них. Однако принадлежность к рыцарству сплачивала воедино этот слой общества, и присущая ему исключительность, судя по всему, стала еще сильнее проявляться в XIII столетии, отражение каковых про­цессов мы можем найти в появлении рыцарских скульптурных изображений - эффигий. Социальное расслоение в Англии после норманнского завоевания заметно разбавили смешанные браки, и Ордерик Виталис в XII веке замечал, что трудно отличить друг от друга свободных людей разных народов. Несмотря на то что сыновья рыцарей выучивали французский по большей части как второй язык, при дворе по меньшей мере до XIV сто­летия говорили на французском, а более культурные люди умели читать на латыни, тогда как большинство оставалось все же безграмотным и гордилось этим. Нобилитет употреблял в пищу мало зеленых овощей (считавшихся пишей крестьян), предпочитая большое количество мяса, заменявшегося рыбой в пятницу и постные дни. Люди с по­ложением заверяли документы личными печатями, на которых сами владельцы обычно изображались в доспехах и на боевых конях.
   В поэтических сказаниях и в романах герои рисуются людьми несказанной храбро­сти, убивавшими врагов направо и налево. Как бы там ни было, вполне закономерно подмечено, что в реальном мире Средних веков рыцари реагировали на необходимость драться в бою так же, как делали это люди в любую другую эпоху. Они проявляли больше храбрости, возможно, по причине наличия хороших доспехов (хотя те, безусловно, не всегда обеспечивали полную защиту против любого оружия). Рыцари наступали плот­ной массой, поскольку действовать так казалось безопаснее, к тому же наличие рядом других таких же конных бойцов подбадривало воинов. Идеалы чести и стойкости на виду у товарищей перед лицом врага заставляли ратников порой яростно и бесстрашно сражаться. Однако храбрость могла испариться в одно мгновение, и рыцари бросались наутек с поля боя или поддавались животной панике, быстро распространявшейся и оборачивавшейся безоглядным бегством.
Изразцы примерно 1255-1260 гг. из аббатства Чертей в Суррее с изображением турнирного поединка Ричарда I и Саладина. Обратите внимание на корону вокруг шлема Ричарда.
   Англия являлась в ту пору католической страной, и, если бывало возможным, рыцари ежедневно слушали мессу. Во всех замках строились часовни самого разного размера от маленьких и скромных до больших и парадных - богато украшенных. Церковь всегда пыталась принимать живое участие во всех повседневных мирских делах, а воины считали полезным заручиться вниманием Всевышнего - те, кто нередко рисковал жиз­нью, часто охотно исповедовались прежде, чем отправиться в опасное предприятие. В полевых условиях сам меч с его простой гардой мог сойти за символ распятия, осо­бенно если меч этот был освящен на алтаре.