Принудительное рыцарство

   Круг гражданских обязанностей рыцаря на протяжении столетия расширялся. Правя суды от имени сеньора, благородный господин наживал опыт в области законодательства и учился разбираться в торговых делах. В судах графств и «сотен» рыцари втягивались в дела местных органов управления, также они занимались вопросами охраны королевских интересов в принадлежавших государю лесах и разбирали случаи, связанные с нарушением правил охоты и использования выпасов. От рыцарей в графствах ожидалось участие в судебных заседаниях, по крайней мере, в жюри великой ассизы (в отношении урегулирования вопросов землевладения, включая и выезды непосредственно на места), а часто и в других собраниях. Подозреваемые в «фелонии» - нарушениях, скажем, в отлынивании от вышеупомянутой службы - рисковали лишиться свободы пере движения, будучи помещенными под надзор группы рыцарей до предстоящего затем разбирательства. Судя по всему, количества рыцарей, готовых выполнять подобного рода обязанности, всегда хватало, ибо даже после бунта против Иоанна и всту­пления на престол Генриха III мятежники быстро вернулись к повиновению. Существовали законы, позволявшие провинившимся и наказанным от­чуждением недвижимости выкупать земли, которыми они прежде владели. Все такого рода вопросы нуждались в жюри из рыцарей, и груз обязанностей и забот становился видимо тяжелее. Как результат, люди, имевшие право стать членами рыцарской касты, стали избегать подобной чести.

   Короля, однако, беспокоила не столько нехватка заседателей в судах присяжных, сколько уменьшение количества ратных мужей в доспехах. В 1224 г. все собственники рыцарских ленов, или феодальных поместий, получили распоряжение пройти к Пасхе следующего года обряд посвящения в рыцари. Таким образом, мы видим пример по­пытки насильственного поддержания численности поголовья рыцарства - стремление заставить рыцарей выполнять главную рыцарскую работу. В 1234 г. король повелел всем держателям как минимум одного рыцарского лена (жалованного короной) раз­добыть себе какие-нибудь доспехи и официально влиться в ряды рыцарства. Однако государь сам частично зачеркивал писанное им же, поскольку допускал исключения, получая звонкой монетой с некоторых уклонистов. В 1241 г. пришлось издавать новый указ, касавшийся на сей раз любого, кто владел имением, приносившим 20 фунтов еже­годно. Дальнейшие эдикты последовали в 1250-е годы, в том числе и один от 1254 г., в котором фигурировало имя сына короля. В 1282 г. всем владельцам земли стоимо­стью в 30 фунтов в год предписывалось обеспечить себя лошадью и доспехами (хотя фактически без обязательства непременно сделаться рыцарями). По указу от 1285 г. посвящение в рыцари предстояло пройти всем свободным землевладельцам, имущество которых давало свыше 100 фунтов годового дохода. В 1292 г. планка резко упала, до­стигнув всего 40 фунтов. С 1294 г. основанием для несения службы стало само по себе доходное владение, а не принадлежность к рыцарству.

   Историки не устают спорить в отношении существования в XIII веке «кризиса джен­три» (мелкопоместного дворянства). Так это или нет, часть господ рыцарского звания, определенно, находила службу слишком трудной, а потому увеличилось количество всад­ников, в сугубо общественном или сословном смысле слова рыцарями не являвшихся.

   Плата возросла с 8 пенсов в день прежде до 2 шиллингов для рыцаря и до 4 шил­лингов в случае «баннере», но на том и замерла, продержавшись на одном уровне до самого XV столетия. Монарх старался, кроме того, привлекать новых рыцарей путем превращения церемонии посвящения в нечто особенное, а также за счет группового производства кандидатов в ранг благородных дворян. Эдуард I использовал круглые столы и турниры как приманку для привлечения мужчин в рыцарскую касту, неплохо эксплуатируя тему Артура и персонажей из прочих подобных романов.

Сражающиеся кони

Редкое изображение сража­ющихся между собой коней. Около 1255 г. Бытует мнение о том, что рыцари использовали природную агрессию жеребцов, специ­альным образом натаскивая их для участия в боях вме­сте с всадниками, хотя фактического подтверж­дения данной гипотезе, особенно в описываемый в данном разделе период, не найдено. Поскольку лошади воюют, их седокам тем временем приходится сражаться пешими.