Оружие

  Оружием самой необычной формы стали появившиеся в XIII столетии «фелчены» - короткие кривые мечи, довольно сильно напоминавшие мясницкий нож. Вместо того чтобы добиваться перенесения центра тяжести в точку, как можно более близкую к рукояти, к чему традиционно стремились оружейники, конструкторы данного изделия снабдили его клинком, становившимся тяжелее и шире к концу и превращавшим оружие в мощный режущий или рубящий инструмент.
Всадники рубят направо и налево. Сцена из английской книги Апокалипсиса, Douce Apocalypse, примерно 1250 г. Обратите внимание на сброшенную с кисти кольчужную рукавицу у фигуры в центре со шлемом-миской на голове. Два конника держат в руках «фелчены», или короткие кривые мечи. Они - особенно тот, что у воина слева, - представляются некоторым художественным преувеличением.
  Кинжалы иногда применялись, хотя их ножны редко встречаются на художествен­ных изображениях, даже тогда, когда сами рыцари держат такое оружие в рукак. Клинки сужаются к острию, эфесы же напоминают рукояти небольших мечей. Края короткой гарды в некоторых случаях имеют тенденцию несколько сгибаться в направлении клинка. Уцелевшие кожаные ножны обычно украшены и покрыты орнаментом.
  Применявшиеся всадниками копья традиционно состояли из длинного деревянного древка, часто ясеневого, на который с одной стороны надевалась втулка наконечника, прибивавшаяся к дереву гвоздями. Судя по всему, вплоть до XIV столетия не предпри­нималось никаких попыток внедрить нечто вроде «ванплата», или гарды для защиты руки, на копье. Для так называемых «мирных поединков» на турнирах применялись копья с затупленными остриями, а также с «коронелями», или «венчиками», - наконечниками не с одним, а с тремя и более несколько скошенными зубцами, смягчавшими или, точнее, рассеивавшими силу удара.
  Иногда в ход шли палицы, однако с началом широкого распространения кованых лат популярность их снизилась. Рукоять изготавливалась из дерева. Поначалу головка булавы, или ее «яблоко», обычно отливалась из медного сплава и имела торчавшие из него выступы. К середине века распространились также перначи. Часто с противопо­ложной стороны древко снабжали специальной петлей для просовывания в нее кисти. Кистени для всадников появились ближе к концу XIII века и представляли собой шар (или шары) с металлическими колючками, прикрепленный отрезком цепи к деревянному древку или рукояти.
  Находило применение и другое оружие, менее традиционное для конницы. Секира на длинном древке с рабочей частью, или лезвием, в виде этакого раструба могла использоваться рыцарем в пешем строю, но, что довольно удивительно, иногда данного рода топорами с «клювом» на обухе размахивают всадники.
  Обычным оружием подобного плана для всадника служил небольшой боевой топор с подобным клевцу заострением с обушной части, напоминавший по форме нечто вроде томагавка или же топорика современного пожарного. Другим нетипичным двуручным кавалерийским оружием, иногда встречающимся на изображениях, следует назвать глефу, представляющую собой укрепленное на древке длинное и расширяющееся к се­редине лезвие очень большого и длинного широкого ножа, заканчивавшееся острием.
  Флаги принимают несколько форм. Вымпелы, или «пеннонсели», представляли собой небольшие треугольные флажки, прибивавшиеся к копью ниже наконечника и несшие на себе геральдику рыцаря. «Баннере», или иногда «баннерье», назывался так как раз потому, что имел право сражаться под собственным знаменем, или «банньером». В то время оно представляло собой небольшой прямоугольный стяг, длинная сторона которого пролегала по древку и либо привязывалась, либо прибивалась к нему. Флаг, на котором помещался герб владельца, вверялся специально отобранному воину, знаме­носцу, всегда находившемуся рядом с господином.
  В описываемую пору герб сеньора часто носили на одежде все его дружинники. Рассказывается любопытный случай, когда в 1218 г. разбойник накупил для своей банды одежды на 100 марок, как если бы он был бароном или эрлом, что говорит нам о стремлении предводителя отряда облачить воинов в «котты» по меньшей мере единой расцветки. Бароны и рыцари имели право одевать следовавших за ними рыцарей и «сквайров» в своего рода однотипную военную форму.