Обряд посвящения в рыцари

  Полный обряд часто включал в себя многие из следующих состав­ляющих или даже все. Подстригались волосы и (если молодой человек носил ее) борода. За день до проведения обряда кандидат принимал ванну, выходя из купальни очищенным, словно бы заново крестясь. Далее следовали ночные бдения в часовне, при этом меч возлагался на алтарь, а сам посвящаемый проводил все часы в молитвах и за возвышенными раз­мышлениями о богоугодных деяниях и свершениях во имя Господне ради получения законного места в раю, где в итоге надеялся оказаться каждый рыцарь. Затем молодого человека облачали в одежды, символизм цветов и украшений которых неплохо объ­ясняется во французской поэме, написанной между 1220 и 1225 гг.: белая рубаха отражала духовную чистоту рыцаря, алый плащ означал кровь, которую он решался пролить на поприще защитника Церкви, коричневые чулки напоминали о земле, куда со временем предстояло сойти любому телу, к чему человеку надлежало постоянно готовиться. Белый пояс опять-таки символизировал чистоту, позолоченные шпоры выступали залогом быстроты в деле выполнения воли Божьей, две режущих кромки меча служили отражениями понятий о верности и справедливости и на­поминали об обязанности защищать слабых, тогда как гарда эфеса, естественно, ассоциировалась с крестом, на котором пострадал за грехи людские Иисус Христос. И вот кандидат выходил к собравшимся, поскольку, хотя никаких писаных правил не существовало, даже в самых скромных церемониях подобного рода требовались свидетели. Тут рыцаря опоясывали мечом и надевали на щиколотки шпоры.
  И вот наступал самый острый момент, когда происходило собственно само по­священие в рыцари, выражавшееся в касаниях плеч молодого человека мечом, или же сначала он получал символическую пошечину - единственную в дальнейшей жизни, которую рыцарю позволялось оставить без воздаяния. С другой стороны, пощечина могла символизировать пробуждение от каких-то греховных мечтаний и служить напоминанием о необходимости быть твердым в вере (как говорится, допустим, в молитвеннике 1295 г.). Как вариант, возможно, пощечина помогала навсегда запомнить рыцаря, кото­рый ударил посвящаемого. Или же она отражала традицию давать затрещины молодым свидетелям актов подписания важных грамот, чтобы те крепче держали в памяти знаме­нательные события. Точно сказать трудно. Затем наступала пора обмена любезностями и мудростями, напоминаниями о необходимости отныне служить делу защиты Церкви, бедных, слабых и женшин, а также - бежать греха измены. После того новый полно­правный член касты рыцарей должен был показать удаль, обычно на турнире, и в итоге все принимались праздновать. Нередко несколько «сквайров» посвящались в рыцари все вместе разом.
  Новоиспеченные рыцари продолжали проходить обучение так же, как делали это, еше будучи «сквайрами» (оруженосцами), поскольку им предстояло сполна показать вы­учку и удаль, когда придет час битвы.

Посвящение в рыцари из книги «Жития двух Офф».

Шпоры закрепляются на ногах новоиспеченного рыцаря, которого только что опоясали мечом. Рядом показан процесс надевания кольчужной рубахи, тогда как в стороне ждут наго­тове щит и знамя.