Доспехи

  В хрониках Матвея Парижского примерно 1250 г. издания показана латная ру­кавица, выполненная как отдельное изделие, а не продолжение рукава кольчужной рубахи, однако такие предметы встречались тогда редко и получили распространение уже в следующем столетии. Применительно же к этой поре надо, видимо, говорить о латной рукавице как о некой варежке с расходящимся раструбом манжета, усиленной китовым усом или металлическими пластинками, проложенными внутри или снаружи основы изделия из кожи или плотной ткани.

  Ноги защищали «шоссы» (кольчужные чулки), снабженные кожаными подошвами для устойчивости и привязывавшиеся к поясу на уровне поясницы практически таким же образом, как обычные чулки из ткани, которые оставались под ножными доспехами. По всей вероятности, для надежности они крепились завязками все же к кожаном поясу, а не к кушаку «брэ» (панталон). Очевидно, такого же рода шнурки использовались и в об­ласти колена для предотвращения сползания тяжелых и текучих «шосс». Иногда вместо «шосс» носили облегченный доспех - полосы кольчужного плетения спереди на ногах. Такая защита крепилась с помощью ремешков и, надо полагать, вверху тоже фиксиро­валась на поясном ремне, как те же чулки.

Гюг де Бов спасается бегством после разгрома армий императорской коалиции в битве при Бувине в 1214 г. Из Chronica Majora, или «Большой хроники» Матвея Парижского. Около 1250 г.

  Около 1225 г. для зашиты бедра и колена стали применять простеганный набе­дренник, представлявший собой «бедерный гамбезон» - простеганную муфту, как есть основания предполагать, привязывавшуюся к тому же поясу, что и чулки. К середине столетия для прикрытия колена начали носить небольшую пластину, выполненную в форме чаши и называемую «женуйе» (или попросту наколенник), которую крепили непосредственно к кольчужному чулку или же поверх простеганного набедренника. Поначалу наколенники бывали небольшими, но затем появились и более крупные, охва­тывавшие колено также и с боков. Некоторые, вероятно, изготавливались из «кюирбуйи» (из легкого, но прочного материала - особым образом вымоченной в воде или масле и формованной кожи) и удерживались на своем месте либо за счет шнуровки, либо путем клепки к кольчужному плетению «шосс». Крайне редко, но все же бывало, такие подобные чашке зашиты встречались и на локтях. Голени прикрывали поножи, или наголенники, - пластины в виде этаких желобков, притороченные к части ноги поверх кольчужного плетения спереди вниз от колена.
  В середине столетия стал появляться новый вид боевого снаряжения. Надевавшийся через голову пластинчатый доспех, или колонтарь, стилистически чем-то напоминал пончо, тогда как боковины его, нахлестом охватывавшие спинной фрагмент, скрепля­лись с помощью ремешков и пряжек. Перед и бока имели подкладку в виде квадратных пластин, изготовленных, как есть основания предполагать, из металла или же китового уса; на лицевой поверхности видны головки заклепок. В конце столетия многие англий­ские документы упоминают пластинчатый доспех, колонтарь или просто панцирь (букв. «пластины»), как он часто называется, носимый поверх кольчуги, но под «сюрко». Трудно сказать, идентичны ли такие доспехи тем, которые встречались уже в следующем веке -последние скреплялись когда по бокам, когда на плечах, - или же в описываемое время пластины бывали все же меньшей площади.
  Все еще не вышли из употребления и чешуйчатые доспехи, время от времени нахо­дившие применение, хотя по популярности они, безусловно, ни в коем случаете могли равняться с кольчугами. В произведениях искусства такие брони иногда встречаются, однако, совершенно очевидно, в них бывают облачены сарацины или представители каких-то иных народов, так что скорее всего изображения чешуйчатых лат служат для отличия других воинов от западных рыцарей. Такого рода доспехи собирались из небольших кусочков металла, обычно медного сплава, китового уса или кожи, прини­мавших форму, похожую на чешую рыб, и также перекрывавших друг друга на тканевой или иной - кожаной - основе, располагаясь заостренным концом вниз.
  В договоре, составленном по случаю взятия внаем доспехов, датированном 1282 г., упоминаются «акетон», «гобержон», ворот, «басинет», пара латных рукавиц из китового уса, пара поножей и набедренников и «сюрко» из сендаля. Стоившее 6 марок, данное дорогостоящее снаряжение предназначалось, по всей вероятности, для применения в войне с валлийцами. Что интересно для нас, так это оговоренное в соглашении условие вернуть доспехи в хорошем состоянии!
  В тут же пору начинается развитие турнирных доспехов, хотя процесс пока не отличался столь заметным размахом, как позднее. В закупочной описи для турнира в Виндзоре в 1278 г. упомянуты кожаные кирасы с клееными жесткими полотняными рукавами, шлемы из вымоченной кожи, покрашенные в серебристый цвет, и такого же рода «шафроны» - конские наголовники. К плечам на шелковых шнурках крепились «элетт», или оплечья. Рыцари облачались в «сюрко» из сендаля. Изготовленные с ис­пользованием китового уса бутафорские мечи покрывались пергаментом и красились в серебристый цвет. О копьях ничего особо не говорится, но есть основания предпо­лагать, что речь идет о неких формах потешного турнира, называемых «бехурд», или «беур», и проводившихся с применением затупленного оружия. В 1204 г. тоже говорится об использовании на турнире полотняных доспехов, но также и копий, а потому под полотняными панцирями следует понимать, вероятно, толстые простеганные «акетоны» из нескольких слоев материала.